"ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ВАХТА ПО СЕВЕРНОМУ КАВКАЗУ"
18 июля 2017
 
РИСОВОДСТВО ПРИВЕЛО К ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ БЕДСТВИЮ
В КИРПИЛЬСКИХ ЛИМАНАХ
 
Экологическую проблему, созданную программой
"Миллион тонн кубанского риса", приходится решать полвека спустя -
хотя никто не знает, как именно
 
Рисоводство в Красноармейском и Калининском районах Кубани стало причиной экологического бедствия в Большом и Малом Кирпильских лиманах (Приморско-Ахтарский район). Высокая удельная площадь рисовых угодий приводит к избыточному загрязнению Ахтаро-Гривенской системы лиманов пестицидами и тяжелыми металлами, что в свою очередь отражается на рыбопродуктивности лиманов, а также качестве пресноводной и морской рыбы, вылавливаемой в Приморско-Ахтарском районе.
Вопрос о негативном влиянии рисоводства на Ахтаро-Гривенскую систему лиманов был поднят во время визита в Приморско-Ахтарский район губернатора Кубани Вениамина Кондратьева в мае этого года. На встрече губернатора с общественностью района заместитель координатора Экологической Вахты, депутат Совета Приморско-Ахтарского района Александр Бирюков выступил по проблеме Большого и Малого Кирпильского лиманов (самых больших водоёмов Ахтаро-Гривенской системы). В Малый Кирпильский лиман уже почти полвека без всякой очистки сбрасываются дренажные воды рисовых систем - фактически жидкие отходы, состоящие из чрезвычайно загрязнённой пестицидами и удобрениями воды и земляной взвеси.
Эта проблема появилась на рубеже 60-70-х годов прошлого века, когда в бытность 1-го секретаря Краснодарского крайкома КПСС Сергея Медунова в Краснодарском крае попытались реализовать авантюрную попытку рисового "импортозамещения" в виде программы "Миллион тонн кубанского риса", под которую распахали большую часть дельты реки Кубани, построили Краснодарское водохранилище и создали ирригационную сеть для подачи на рисовые угодья в вегетационный период свежей пресной воды.
Проблема заключалась в том, что делать с дренажными водами, которые, "промывая" рисовые чеки, вбирали в себя невероятное количество загрязнений. По некоторым сведениям, проектировщики рассматривали вариант со строительством каскада отстойных водоёмов, которые, по идее, должны были принимать на себя и "отфильтровывать" большую часть загрязняющих веществ и земляной взвеси, что позволило бы сбрасывать в приазовские лиманы относительно чистую воду. Однако от этой идее, предположительно, отказались ввиду дороговизны, инженерной сложности и желания поскорее отрапортовать в Москву об "удачном" завершении рисовой программы – магистральные сбросные коллекторы напрямую вывели в лиманы дельты реки Кубани.
Таких коллекторов несколько: самый южный сбрасывает "рисовую" воду в Курчанский лиман (Темрюкский район), а самый северный сбросной коллектор (Джерелиевский) сбрасывает загрязненную воду в Малый Кирпильский лиман, расположенный на территории Приморско-Ахтарского района. Что касается последнего, то в качестве некой компенсации за вынос в Ахтаро-Гривенскую систему лиманов загрязнений в своё время были построены два канала, подававшие в лиманы свежую речную воду из реки Протоки, однако эти каналы давно заилились и требуют дорогостоящей расчистки, за которую непонятно кто должен платить – то ли федеральные власти, то ли региональные.
Фактически оба Кирпильских лимана давно превратились в водоёмы-отстойники, где, по-хорошему, должен быть запрещён вылов рыбы (тем более коммерческий) и отдых граждан (на Большом Кирпильском лимане, напротив, интенсивно строятся базы отдыха), однако власти делают вид, как будто ничего не происходит: местные жители по-прежнему рыбачат и ловят раков в этих водоёмах, подвергая риску своё здоровье и не имея никакой возможности свободно и бесплатно получать информацию о качестве воды и пищевой пригодности вылавливаемой рыбы.
По данным исследования Азовского НИИ рыбного хозяйства (АзНИИРХ), первые последствия рисовой авантюры проявились уже на рубеже 80-90-годов, когда в Ахтаро-Гривенской системе и прилегающих областях Азовского моря были проведены масштабные химико-токсикологические исследования образцов выловленной рыбы. Так, например, было установлено, что в гонадах самок судака, идущих на нерест, отмечалось до 248-257 мкг/кг стойких хлорорганических пестицидов (ХОП), а также двух-трёхкратное превышение ПДК практически всех определяемых тяжелых металлов. Особенно опасным было присутствие в рыбе ртути, которой в рыбохозяйственных водоёмах, и тем более в водных объектах, вообще не должно быть.
В конце 80-х на кубанских нерестилищах было выявлено достаточно много личинок судака ранних этапов развития с различными уродcтвами и аномалиями в развитии (искривление хорды, деформация пищеварительного тракта, желточного мешка, нарушение жировой капли, опухолеобразные образования, преждевременный абортивный выклев). В водоёмах, непосредственно принимающих воду с рисовых полей, их количество, по данным АзНИИРХ, достигало 56-64%.
Некоторым "отдыхом" для Ахтаро-Гривенской системы стали 90-е годы, когда рисоводство в Краснодарском крае оказалось в кризисе. По данным всё того же исследования, к 1997г. (относительно 1992-1993 гг.) содержание в воде стойких ХОП снизилось в среднем в 7,5 раза (с 42,5 до 5,7 нг/л), в жизненно важных органах судака - в 1,5 раза. По сравнению с 1989-1990 гг. в воде кубанских нерестилищ стало отмечаться в среднем в 34 раза (!) меньше стойких ХОП. Содержание ХОП в донных осадках существенно снизилось (в среднем с 19,4 до 1,5 нг/г) только относительно 1989-1990 гг. В 1992-1999 гг. их содержание в донных осадках в среднем равнялось 1,5-4,2 нг/г сухого грунта, с колебаниями от 0,5 до 34 нг/г (это говорит о том, что загрязнение донных отложений водоёмов все еще было довольно высоким и отрицательно влияло на размножение судака).
В наши дни, когда рисоводство стало уделом частного бизнеса, ситуация стала намного хуже в плане контроля за применяемыми в хозяйствах пестицидами и удобрениями, соблюдением технологических регламентов, экологических и санитарно-эпидемиологических норм. Рисоводческие хозяйства формально являются водопользователями и платят за объёмы потреблённой воды, при этом они не обязаны следить за качеством сбрасываемой в магистральный коллектор воды, вести собственный производственный контроль и нести штрафные санкции в случае превышения предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ.
Другая часть проблемы заключается в том, что рисовые хозяйства просто не соблюдают научно-обоснованный севооборот и, пользуясь благоприятной экономической конъюнктурой, нарастили производство риса до максимума, и никто не контролирует, какую площадь реально занимают рисовые поля. По данным министерства сельского хозяйства Краснодарского края, которое по поручению губернатора занялось изучением проблемы с загрязнением Ахтаро-Гривенской системы лиманов, общая водосборная площадь, откуда в лиманы поступает загрязнённая вода, составляет 551,6 тыс. га (сюда частично попадает территория г.Краснодара, Динского, Калининского, Красноармейского и Приморско-Ахтарского районов), при этом доля рисовых оросительных систем на этой территории составляет 78 тыс. га (14%), однако при научном подходе, говорит Минсельхоз, под сев риса ежегодно должно здесь отводиться значительно меньше площади - чуть более 48 тыс. га (не засеянные рисом площади должны по правилам севооборота засеваться другими культурами).
Но какая в реальности площадь в Калининском и Красноармейском районах находится под рисом, региональный Минсельхоз, по всей видимости, не знает или скрывает такую информацию, хотя начинать обсуждение проблемы недопустимо высокого прессинга, оказываемого рисоводством на водно-болотные экосистемы дельты Кубани, надо с максимального раскрытия информации о рисоводческих площадях, объёмах потребляемой воды, о применяемых в хозяйствах пестицидах, уровнях загрязнённости сбрасываемой воды - ЭкоВахта будет категорически на этом настаивать.
По мнению нашей организации, для решения проблемы необходимо:
- установить контроль за качеством воды, сбрасываемой каждым рисоводческим хозяйством, а также персональную, а не абстрактно-коллективную ответственность за сбросы загрязняющих веществ;
- разработать и ввести систему штрафов за превышение ПДК;
- поднять вопрос перед Федеральным агентством по рыболовству о прочистке каналов АГОС-1 и АГОС-2, подающих воду в Ахтаро-Гривенскую систему лиманов из реки Протоки – это позволит значительно увеличить их пропускную способность, что будет способствовать поступлению в лиманы больших объёмов чистой воды и снижению концентрации вредных веществ, улучшит состояние нерестилищ и мест нагула рыбы;
- переориентировать рисоводческие хозяйства края на выращивание риса без применения гербицидов (такой опыт в крае есть - его необходимо изучать и тиражировать, тем более, что безгербицидный рис имеет на рынке совсем другую цену – куда более высокую).
"Сложившаяся ситуация с использованием речной воды глубоко несправедлива, когда люди и природа страдают от загрязнения ядохимикатами, а те, кто загрязняет лиманы, получают прибыль от продажи риса и не собираются возмещать вред от своей деятельности. Проблема появилась не вчера, она очень сложная, но продолжать её не замечать – преступно. На берегах водоёмов Ахтарско-Гривенской системы проживают тысячи наших сограждан, в лиманах вылавливаются сотни тонн рыбы, они являются местом нерестилища и нагула азовских рыб, и поэтому очень важно принять все меры, чтобы уменьшить вынос ядохимикатов в Малый Кирпильский лиман, это полностью вписывается в предпринимаемые краевой властью усилия по возрождению рыбохозяйственного потенциала приазовских лиманов и Азовского моря", - прокомментировал проблему заместитель координатора Экологической Вахты, депутат Совета Приморско-Ахтарского района Александр Бирюков.
 
Инф. Экологической Вахты по Северному Кавказу
 
 
Дополнительная информация:
(918)9316593, Александр Бирюков,
(918)2112544, Дмитрий Шевченко
 
В соответствии с решением Минюста РФ от 13.09.2016г.
МОО "Экологическая Вахта по Северному Кавказу" внесена
в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

 

 

 

В соответствии с решением Минюста РФ от 13.09.2016г. МОО "Экологическая Вахта по Северному Кавказу" внесена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования