"ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ВАХТА ПО СЕВЕРНОМУ КАВКАЗУ"
27 марта 2017
 
СЕМЬ МЕСЯЦЕВ "РАССЛЕДОВАНИЯ" УГОЛОВНОГО ДЕЛА
О "КЛЕВЕТЕ" НА ДЕПУТАТА РЕМЕЗКОВА:
СЛЕДСТВИЕ БЕЗНАДЕЖНО УВЯЗЛО В ЭКСПЕРТИЗАХ
 
Следственному комитету потребовалось удостовериться в том,
что тексты, в которых рассказывается о домовладениях депутата, действительно
писали Андрей Рудомаха и Дмитрий Шевченко: обзор хода уголовного дела
 
25 марта истек очередной срок расследование уголовного дела в отношении руководителей Экологической Вахты Андрея Рудомахи и Дмитрия Шевченко, возбуждённое в конце августа прошлого года по факту якобы клеветы на депутата Госудмы, экс-вице-губернатора Краснодарского края Александра Ремезкова. С момента возбуждения уголовного дела прошло семь месяцев, но "дело" так никуда и не продвинулось, зависнув на стадии проведения экспертиз публикаций ЭкоВахты.
В настоящее время по делу проходит повторная лингвистическая, а также автороведческая экспертизы, которые могут затянуться на несколько месяцев. Никаких обвинений ни Рудомахе, ни Шевченко не предъявлено (напомним, что защиту экологов осуществляют адвокаты Александр Попков и Андрей Сабинин, предоставленные правозащитной организацией "Агора") . Ведущий дело следователь по особо важным делам СУ СК РФ по Краснодарскому краю Инвер Кунов уже несколько раз переносил срок предварительного следствия.
Напомним, что летом прошлого года Александр Ремезков написал заявление в Следственный комитет, обвинив Рудомаху и Шевченко в "клевете", которую те, по его мнению, распространили в пресс-релизах Экологической Вахты - речь шла о публикациях о домовладениях господина Ремезкова в Туапсинском и Динском районах Краснодарского края, а также городе Краснодаре, записанных на его родную сестру Жанну Арефьеву. Ремезкову, который на тот момент баллотировался в Госдуму от партии "Справедливая Россия", в основном не понравилось словосочетание "дача Ремезкова", а также ряд других (в частности, выражение "главный "решала" в краевой администрации"), в том числе связанных с упоминанием о его сестре Арефьевой. Ремезков обвинил экологов в том, что те "опорочили его честь и достоинство" и "бездоказательно обвинили в криминальной деятельности" тем, что рассказали о его загородных домовладениях, которые были построены на землях лесного фонда и с нарушениями природоохранного законодательства.
Несмотря на то, что А.Рудомаха и Д.Шевченко ещё на стадии доследственной проверки предоставили распечатки публикаций в СМИ (вот, например, что еще три года назад писала о Ремезкове и его активах "Новая газета") с упоминанием о том, что распложенный в Туапсинском районе дачный комплекс (по соседству с печально известной дачей экс-губернатора Ткачёва) действительно используется Ремезковым и его семьёй, в августе 2016 года было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 128.1 (клевета).
В конце сентября в рамках дела, с санкции Октябрьского районного суда г.Краснодара, прошли обыски. Всего судья Октябрьского райсуда Казанская санкционировала проведение обысков по четырем адресам: по адресу регистрации и месту предполагаемого места жительства Андрея Рудомахи, по месту регистрации Шевченко и адресу его фактического места жительства. Фактически же состоялось только три обыска: полиция явилась по обоим адресам, имеющим отношение к Дмитрию Шевченко, а также следователь Кунов самолично провёл обыск в частном домовладении в Краснодаре, где, как он предположил, якобы проживает Рудомаха (на самом деле, по этому адресу проживает один из активистов ЭкоВахты).
До сих пор неясно, для чего надо было устраивать обыски, задействовать огромное количество силовиков (в спецоперации по "установлению" мест жительства экологов участвовали не только Следственный комитет, но ещё ФСБ с полицией), при том что ни Рудомаха, ни Шевченко не отрицали авторства текстов, в которых депутат Ремезков нашёл "клевету". Кроме того, непонятно, что именно силовики намеревались обнаружить.
Дело в том, что Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, что в случае проведения обыска лицу, в чьём жилище всё это проходит, должны предложить обровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела". Но ничего подобного не было: в квартире Дмитрия Шевченко обыск был проведён в его отсутствие, полицейские не только не уточнили, что именно подлежит разыскиванию, но и зачем-то изъяли ноутбук и флешки, принадлежащие другому человеку и не имеющие никакого отношения ни к Шевченко, ни, тем паче, к уголовному делу. А с "местом жительства" Андрея Рудомахи вообще вышел казус: следователь ограничился лишь осмотром помещения, так как сразу понял, что искать здесь нечего: ничего, имеющего отношение к уголовному делу, по этому адресу нет, включая самого Рудомаху. 
Естественно, что законность проведения таких "оперативно-розыскных мероприятий" вызывала большие сомнения. А после того, как преследуемые активисты ознакомились с материалами судебных дел, стало понятно, что в Октябрьском райсуде сфальсифицировали протоколы судебных заседаний - физически никаких заседаний не было. Дело в том, что во всех четырех делах (по каждому из адресов, по которым следователь Инвер Кунов запрашивал разрешения на обыски) обнаружились под копирку написанные протоколы: менялись только адреса и фамилии. Секретарь суда, который, очевидно, занимался фабрикацией протоколов, был настолько уверен в своей безнаказанности и в том, что преступное деяние не "выплывет" за пределы кабинета судьи Казанской, что даже скопировал во всех четырёх протоколах один и тот же перечень материалов дела.
Так, при "рассмотрении" ходатайств следствия о проведении обысков по адресам Рудомахи значатся адресные справки и прочие документы, относящиеся к Шевченко, и наоборот. Но самое примечательное даже не это, а то, что все четыре ходатайства о проведении обысков были рассмотрены не просто в один и тот же день (15 сентября), а... в одно и то же время - с 16.00 до 16.20 (то есть лица, фабриковавшие протоколы, даже не удосужились разнести фейковые "заседания" во времени).
Естественно, что при столь явных признаках фальсификации протоколов и сами решения судьи Казанской никак не могут быть законными. В ноябре прошлого года на них были поданы апелляционные жалобы в Краснодарский краевой суд.
Процесс получился довольно забавным. Судебная коллегия под председательством судьи Перфиловой опешила от доводов, которые привели Андрей Рудомаха, Дмитрий Шевченко и адвокат Рудомахи Александр Попков: нарушения в действиях судьи Казанской были настолько очевидны, что незамедлительно подлежали отмене, однако краевой суд, на который, вне всякого сомнения, оказали давление с помощью "телефонного права", выкрутился тем, что назначил "служебную проверку" в Октябрьском райсуде, которому фактически поручили проверить самого себя.
Он и "проверил": вскоре пришёл ответ за подписью председателя райсуда Геннадия Байбарака, в котором г-н Байбарак назвал фальсификацию протоколов "технической ошибкой секретаря судебного заседания". Дескать, все четыре заседания прошли 15 сентября в период с 16.00 до 16.20 и каждое их них отводилось по 3-5 минут: т.е. за это время судья Казанская, как искренне полагает председатель Байбарак, должна была успеть ознакомиться с материалами дела, заслушать следователя и представителя прокуратуры, вникнуть в суть вопроса, огласить решение и т.д.
Ответ из Октябрьского райсуда, как и сама проведённая им "служебная проверка" - неуклюжая попытка вывернуться из неприятного прецедента, за котором могут вскрыться ещё более неприятные факты - вдруг выяснится, что в суде поставлена на поток фабрикация разрешений на проведение обысков в домах граждан. Кроме того, это сильно бы ударило по уголовном делу в отношении Рудомахи и Шевченко: все "оперативно-розыскные мероприятия" пошли бы насмарку.
Впрочем, ответ из райсуда полностью удовлетворил Краснодарский краевой суд, и в конце января суд отказал в удовлетворении апелляционных жалоб. Адвокаты экологов готовят жалобы в Европейский суд по правам человека.
Собственно, история с обжалованием проведённых обысков - пока единственный значимый процесс в рамках вялотекущего уголовного дела. На сегодняшний день по назначению следователя Инвера Кунова проходят параллельно две экспертизы - повторная лингвистическая и автороведческая.
Целью первой является анализ пресс-релизов Экологической Вахты, на которые депутат Ремезков ссылается в своём заявлении. Это уже вторая лингвистическая экспертиза : первую ещё прошлой осенью провёл Экспертно-криминалистический центр ГУВД по Краснодарскому краю и вынес довольно пространное заключение о том, что в оспариваемых Ремезковым текстах, в основном, содержатся оценочные суждения (которые, как известно, не могут быть предметом ни уголовного преследования, ни гражданского судопроизводства). Следователя такое заключение не удовлетворило, и в ноябре прошлого года он назначил повторную экспертизу - "для большей объективности", как он заявил адвокатам.
Автороведческая экспертиза - другая инициатива следователя Кунова. Целью этой процедуры является проверка авторства текстов: эксперт-лингвист должен по стилистике текстов и другим лингвистическим маркерам оценить, действительно ли тексты про Ремезкова писали Рудомаха и Шевченко. Для этого следователь нашёл в Интернете и отобрал на экспертизу образцы текстов, авторами которых, как он считает, являются Андрей Рудомаха и Дмитрий Шевченко. Насколько нам известно, обе экспертизы ещё не выполнены и вряд ли будут выполнены до конца марта.
Сколько ещё в целом будет продолжаться история заказанного, политически мотивированного (и вероятно, щедро оплаченного) уголовного дела - неизвестно. Но опыт эколога Валерия Бриниха, в отношении которого уже полтора года расследуется уголовное дело по одной из "экстремистских" статей, показывает, что продолжаться всё это может сколь угодно долго, ибо основная цель уголовного преследования в таких случаях - как можно дольше и основательнее держать человека в состоянии нервозности и неопределённости.
 
"Для меня вполне очевидно, что инициатором уголовного дела о "клевете" был не только господин Ремезков, которому перетряхивание своего грязного белья, в общем-то, не очень-то нужно. Я допускаю, что депутата могли подтолкнуть со стороны спецслужб, обещая, например, оперативное сопровождение дела. Самим спецслужбам уголовное дело по высосанному из пальца поводу было нужно, чтобы получить доступ к нашим компьютерам и документам, где они, очевидно, намеревались найти "иностранное финансирование" или ещё что-нибудь. План провалился - ничего криминального у нас не нашли, но теперь неясно, для чего продолжать весь этот дешёвый цирк - ведь если дело дойдёт до суда, то будем требовать вызова для допроса и самого "оклеветанного" Ремезкова и его сестры Арефьевой, будем спрашивать об их дачах и финансово-имущественных взаимоотношениях", - прокомментировал полугодичные итоги уголовного дела Дмитрий Шевченко.
 
Инф. Экологической Вахты по Северному Кавказу
 
 
 
 
 
В соответствии с решением Минюста РФ от 13.09.2016г.
МОО "Экологическая Вахта по Северному Кавказу" внесена
в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

 

 

 

В соответствии с решением Минюста РФ от 13.09.2016г. МОО "Экологическая Вахта по Северному Кавказу" внесена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования